Автор Тема: Искатель.  (Прочитано 6086 раз)

Оффлайн Nekele

  • Хозяйка
  • Тут всегда
  • *****
  • Сообщений: 7833
  • Карма: +581/-0
    • Дом Некеле
Re: Искатель.
« Ответ #30 : 22 Январь 2016, 15:32:30 »
Кладу сюда второй свой текст про Искателей. По ссылке лежит http://hloflo.livejournal.com/902051.html?view=49427619#t49427619. Там комментарии еще полезные, можно почитать.

ИСКАТЕЛЬ И ДРУГИЕ ЛЮДИ: ТРОФЕИ, СОКРОВИЩА,

КОЛЛЕГИ, РЕСУРСЫ И СЛУГИ


Уже много прекрасного и полезного было сказано об Искателе, и уважаемый Тайный Эксперт (блин, а как его называть как-нибудь покороче?) начал обширную тему про Искателя и других людей. Мне хочется подхватить и продолжить.

Как уже было отмечено ТЭ, Искатель не сообусловленный, стремящийся к автономности, тип, но так или иначе в отношения вступает. Более того, в них нуждается, потому что без других людей недалеко он доберется.

И тут мы поговорим сначала про колхоз, то есть, про деловые-рабочие-дружеские отношения Искателя, а потом уже и про любовь.

КУДА ИДЕМ МЫ С ПЯТАЧКОМ?

Искатель, несясь по внешней реальности, все же обращен вовнутрь. Внутре у него не неонка, а внутренний компас, решающий все. Некое мироздание, выстроенное из его, искательского, интереса, деятельного намерения и манящей далекой цели.
И это определяет отношения носителей архетипа с другими людьми.
Очень многих Искатель манит и привлекает, поэтому если у вас есть такой, манящий, то можно поразмыслить:

Кем вы для Искателя можете быть?

1. Наставником.
О, Искатели очень хорошо учатся, но ровно до того момента, пока им надо. Как только не надо, энтузиазм отключается, и на уроках чадушко рисует маршруты космических экспедиций, какое тут обществознание, о чем вы. Среди Искателей троечников в разы больше, чем отличников. Но зато то, что они знают, они могут использовать. Это воплощенная мечта хорошего преподавателя практической или естественнонаучной дисциплины.

2. Меценатом и благотворителем.
Вложиться в чье-то путешествие на оленях или исследование выживаемости пингвинов – это прекрасный благотворительный жест, и заодно – подношение всем богам дальних странствий, а также великому романтическому духу искательства.

3. Верным помощником.

Тотошка с Элли, Санчо с Дон Кихотом, Ватсон с Холмсом. Паспарту с мистером Фоггом. Пятачок, наконец, вечный паладин Винни-Пуха. Если вам самим не особо есть, чем заняться, а хочется интересного, станьте слугой или младшим спутником Искателя. Вам все равно придется служить, но это будет необидно, потому что вы будете достоверно чувствовать, что служите не человеку, а великой цели. И он, ваш господин, тоже ей служит.
Это очень частый расклад, он эффективный – двое всегда лучше, чем один. Сейчас со слугами туго, но вполне можно нанять людей в команду. Команда Искателем воспринимается как единый инструмент для достижения нужной цели. Это объектное отношение. Он ее может нежно любить и беречь, но это всегда «я и моя команда», а не «мы одна команда». Потому что к цели идет он. Посредством команды.

4. Другом.
Друг – это если в вашем пуле архетипов имеется тоже Искатель, и если вы периодически роете примерно в тех же областях. Тогда друг-Искатель сдаст вам пароли и явки, нарисует все пройденные маршруты и подскажет, где лучше всего остановиться и поесть. Взамен захочет того же. Если вы встретились с Искателем прямо в пути, то тут с вами разделят последнюю горбушку и полспальника, но за это будут ждать, что вы тоже подставите плечо. Как только очередная экстремальная ситуация закончилась, два Искателя обычно разбегаются. После консилиума по поводу карт.
В спокойные тихие времена тоскующие Искатели сползаются в какой-нибудь клуб и под рюмку чаю обсуждают, кто где был и что видел (нашел, испытал). По углам строят новые планы на очередные приключения и скачивают чертежи самодельных плотов и атомных реакторов. А если вы совсем не-Искатель, но друг Искателя, то либо вы Искателем уже когда-то были, либо вы Свой парень, Мудрец или Маг. Свой парень вложится всем своим умением в какой-нибудь пепелац для друга-странника и будет рад напоить его пивом в обмен на рассказы. Но если вы не Искатель, то ваша с Искателем дружба будет носить все равно несколько покровительственный, питающий характер. Но зато вы будете слушать сказки странствий. Или истории об открытиях. Или вам расскажут поразительные факты, о которых вы и помыслить не могли, и это изменит ваш мир. Иногда оно того стоит.

5. Уютным перевалочным пунктом.
Если ваш Искатель заезжает раз в год, отвисает у вас три дня и потом куда-то снова девается, то это оно.

6. Трофеем. Или Сокровищем.
На двух последних вариантах мы зададим сакраментальный вопрос – «а если это любовь?» и остановимся подробнее.
если я - часть твоей судьбы, когда-нибудь мы встретимся снова. (С)

Оффлайн Nekele

  • Хозяйка
  • Тут всегда
  • *****
  • Сообщений: 7833
  • Карма: +581/-0
    • Дом Некеле
Re: Искатель.
« Ответ #31 : 22 Январь 2016, 15:34:19 »
И Я БЫЛ БЫ ВЕРЕН ЛЮБИМОЙ СВОЕЙ, ЕСЛИ Б ОНА НЕ ЗАБЫЛА МЕНЯ..

Как не полюбить Искателя, если он – сама жизнь? Как не обогреть?
Если вы из оседлых, но при этом полюбили Искателя (или Искательницу), то в какой-то момент вы можете стать объектом его естествоиспытаний, целью поисков.
Что произойдет потом? Когда первые восторги утолятся, и поцелуи перестанут быть электризующими, Искатель снова заинтересуется чем-то еще.
И тут вы поймете, что вы его (или ее) теряете!

Если вы уже успели привязаться, в этот момент вам придется туго. Искателям тоже приходится непросто, особенно, если их оседлые партнеры пытаются их заземлить и оставить насовсем. Остановившийся Искатель сильно портится, и в итоге тот, кто его к себе привязал, становится сам не рад. Потому что либо целью бывшего Искателя становится найти, «кто виноват» и выставить претензии, либо он ищет забвенья и отдельной реальности в разных веществах, раз уж снаружи больше искать нельзя.

Вот, например, как может выглядеть вечерок томящегося Искателя и его женщины в описании Н. Гумилева
«У камина».
Наплывала тень... Догорал камин,
Руки на груди, он стоял один,

Неподвижный взор устремляя вдаль,
Горько говоря про свою печаль:

"Я пробрался в глубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван;

Цепи грозных гор, лес, а иногда
Странные вдали чьи-то города,

И не раз из них в тишине ночной
В лагерь долетал непонятный вой.

Мы рубили лес, мы копали рвы,
Вечерами к нам подходили львы.

Но трусливых душ не было меж нас,
Мы стреляли в них, целясь между глаз.

Древний я отрыл храм из-под песка,
Именем моим названа река.

И в стране озер пять больших племен
Слушались меня, чтили мой закон.

Но теперь я слаб, как во власти сна,
И больна душа, тягостно больна;

Я узнал, узнал, что такое страх,
Погребенный здесь, в четырех стенах;

Даже блеск ружья, даже плеск волны
Эту цепь порвать ныне не вольны..."

И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала его.

Но сортового, породистого Искателя к батарее за ногу не прицепишь. Его не зафиксируют на месте ни златые горы, ни дивные перси, ни куча детей. Он рванет дальше, а что будет с вами?

А вы сначала соберетесь идти с ним, потому что жизни без него вам никакой нет (ну, вам так покажется сначала). И если вам достаточно роли Тотошки или Паспарту, то все будет хорошо. Правда, любви будет поменьше, а хлопот побольше. Но зато вы все преодолеете вместе, и вернетесь домой, неся под мышкой его лавровый венок. Очень часто жены больших ученых или (сильно реже) мужья великих женщин-Искателей – именно спутники-слуги, которые путешествуют не по зову своей души, но по отсутствию личных дел и от большой любви. К сожалению, это не означает, что Искатель ваше долготерпение и кротость заметит, а если заметит, то высоко оценит. Он это все просто примет, и положит к ногам своей цели.

Если вам роль Пятачка не очень удобна, и вы начнете требовать равенства и внимания, то Искатель быстро затомится и куда-нибудь денется. Даже от очень полезного в странствии партнера. И, прежде чем обижаться, давайте посмотрим, почему он так делает.

Искатель идет один, как мы уже упоминали. Это его внутренний квест с отражением в текущей действительности. Чтобы добраться, нужно быть предельно автономным. Поэтому так много всяких штучек Искатель волочет на себе, и так много других штучек он вообще не берет.

И вот представьте себе: вы Искатель (мужчина). У вас до грамма выверена амуниция. И вдруг к вам пристегивается красавица-жена. Нет, она сама тоже умеет нести рюкзак. Но внезапно появляются дети! Хозяйство! Восемь пар трусов! Автономность тает на глазах. Скорость одинокого волка и скорость каравана – это разные истории.

Кроме того, приходится выныривать изнутри наружу, чтобы быть понятным для спутницы. Искатель доверяет только себе и внутреннему компасу, и иногда на вопрос «а почему мы тут свернули?» у него нет сил ответить, а иногда есть ответ «а потому что». Какая женщина выдержит такое?

Поэтому Искатели стараются не брать в странствия своих партнеров.
Очень удобно усадить свою леди в замке. Чтобы сидела у окна и ждала. И была наградой возвратившемуся. Одиссева Пенелопа – яркий образчик того, как это все устраивается.
Таким образом, партнер не мешает в пути, и получает важную функцию в мире Искателя – он становится Трофеем. Или Сокровищем.

Трофей, он же Сокровище, хранится в надежном месте и ждет, пока Искатель вернется домой. Основная задача Сокровища – сохраняться в том же виде.

Когда Искатель возвращается к своему Сокровищу, он полон чувств, описанных в песне группы "Ума Турман", - "Здравствуй, дорогая". Послушайте. Никому не устоять.
Более того, он это предельно искренне выражает, даже без песен. И партнер Искателя переживает очень важные, глубокие, архетипические состояния тоже. Сравнимые с чувствами той же Пенелопы, которая была вознаграждена за много лет верности.
Всякий искатель позволяет своим милым прикоснуться к вечной саге «любовь и разлука», и тем драгоценен. На этих качелях душа растет, и кое-что начинает понимать про жизнь, смерть, верность. Если возлюбленный или возлюбленная сидит не в кабине самолета, а только на диване, выходя лишь в офис на службу, получить доступ к таким важным переживаниям становится сложнее. Всякий Искатель – украшение вашей жизни, добавляющий изюма и смысла.

Однако же проходит несколько дней или пусть месяцев, и Искатель начинает нервно спать и плохо есть, а также глубоко задумываться прямо посреди секса. Его мало-помалу захватывает идея новой дороги. И так всю жизнь по кругу.

У Александра Блока есть небольшое стихотворение, достоверно описывающее идеальные отношения с возлюбленной с точки зрения искателя. Там же описан алгоритм возвращения и нового старта к приключениям с правильной реакцией женщины на это.

В густой траве пропадешь с головой.
В тихий дом войдешь, не стучась...
Обнимет рукой, оплетет косой
И, статная, скажет: "Здравствуй, князь.
Вот здесь у меня - куст белых роз.
Вот здесь вчера - повилика вилась.
Где был, пропадал? что за весть принес?
Кто любит, не любит, кто гонит нас?"
Как бывало, забудешь, что дни идут,
Как бывало, простишь, кто горд и зол.
И смотришь - тучи вдали встают,
И слушаешь песни далеких сел...
Заплачет сердце по чужой стороне,
Запросится в бой - зовет и манит...
Только скажет: "Прощай. Вернись ко мне" -
И опять за травой колокольчик звенит...

Красотища. А что она там делает себе в тихом доме, заросшем бурьяном, пока его там труба зовет – это Искателю не очень важно. Скажу совсем страшное – как только он скрылся за травой, он напрочь забыл, где эта улица, где этот дом, и какой размер груди у этой женщины. Пройдет время, случатся некоторые приключения и лишения – и он потом вспомнит адрес и вернется. Нет, он не негодяй, у него просто внимания не хватает на этот вопрос. Поскольку именно внимание – главная валюта отношений, а у него все личные душевные средства инвестированы в естествоиспытания.

В комментариях к моему прошлому посту я уже отмечала, что Искатели – мастера вечного начала. Они не очень умеют продолжать и развивать. Поэтому им спокойно и уютно, когда отношения строятся по схеме «здравствуй, дорогая, завтра снова в путь». По сути, с дорогим для Искателя человеком он пытается провернуть один и тот же эпизод начального периода отношений. Если Искателю не надо странствовать за его целью, он (она) будет уезжать на учебу, уединяться в мастерской для вдохновения, ездить пожить к маме после ссоры и другими путями пытаться расстаться, чтобы встретиться вновь. И не переходить к новым фазам отношений. Не потому что он негодяй, он просто не умеет дальше. Поэтому дети от Искателя – обычно проект чисто женский. Он потом приедет и подарит африканскую маску. А вот это все, памперсы и очередь в садик – это проходит мимо, потому что это задачи все-таки взрослого человека, которым Искатель в полной мере не является. А если Искатель – сама женщина, то дети либо живут родительской кочевой жизнью, и быстро взрослеют и научаются быть юными лаборантами или уличными циркачами, либо застревают у своих бабушек и выращиваются там.

И давайте только не забывать, что я пишу про самые яркие выражения архетипа, а в жизни бывает и помягче, но узнать можно.
если я - часть твоей судьбы, когда-нибудь мы встретимся снова. (С)

Оффлайн Nekele

  • Хозяйка
  • Тут всегда
  • *****
  • Сообщений: 7833
  • Карма: +581/-0
    • Дом Некеле
Re: Искатель.
« Ответ #32 : 22 Январь 2016, 15:34:51 »
ИСКАТЕЛЬ ПЛЮС ИСКАТЕЛЬ: ВДВОЕМ ВДВОЙНЕ ВЕСЕЛЕЙ?

А вот эту историю рассмотрим отдельно.
Когда встречаются два искателя и влюбляются друг в друга, то развиваться это может так:

1. Искатель искателю напарник.
Это долгосрочные отношения, брак, семья, все такое. Это очень редкий вариант. Потому что совпасть полностью в направлении своих исследований везет не всем, а если интересы различаются, то поиски будут проходить в разных местах. Если вы вдруг встретите пару двух Искателей с одной целью, вы увидите подозрительно автономных существ, никаких «мы будем делать все вместе», знаете ли. В это же самое время они будут похожи. Повадками, пластикой, иногда даже лицами.
2. Бурная ночь у костра.
Искатели, встретившись, испытывают сложные чувства. Во-первых, они чуют своего, а это ведь всегда драгоценность – встретить кого-то, кто такой же. Во-вторых, они сразу понимают, что у них мало совместного времени, есть только сейчас, и это надо использовать на всю катушку.
3. Друг, товарищ и брат.
Довольно часто бывает, что люди с архетипом Искателя при взаимном притяжении и восхищении осознанно не идут ни на какие интимные отношения, предпочитая завести дружбу. И уж тогда сколько радости при редких встречах, какой концентрат тепла и приязни. А наутро «тебе туда, а мне как раз оттуда».

Если обобщать совсем уж широко, то получится, что отношения с Искателем очень похожи на юношеские отношения: много интересных событий, много рокировок, и непонятно, что дальше.
Искателю трудно развивать отношения, его партнеру трудно ждать, когда же наконец все перейдет в стадию «я построю для тебя дом, в нашей детской по утрам – свет». Если ваш Искатель вцепился в свой архетип надежно, то это значит – никогда. Вы можете надавить, и отвести Искателя в загс, но толковым мужем или женой он от этого не станет, он просто не очень понимает, что ему в этой роли делать.

Поэтому любите уж его, как есть. Он вечный странник, он овеян ветрами романтики, и пусть в вашей сокровищнице с опытом будет и такая история: «как я любил Бродячую Циркачку». Или «как я была женой Сумасшедшего Профессора». Это точно сделает вас опытнее, глубже и терпимее, особенно, если вы будете хорошо понимать суть существа, которое осенило вас своим набитым рюкзаком.
если я - часть твоей судьбы, когда-нибудь мы встретимся снова. (С)

Оффлайн Nekele

  • Хозяйка
  • Тут всегда
  • *****
  • Сообщений: 7833
  • Карма: +581/-0
    • Дом Некеле
Re: Искатель.
« Ответ #33 : 10 Февраль 2016, 17:10:37 »
С позволения Тайного Эксперта выкладываю его исследование архетипа Искатель отсюда: http://hloflo.livejournal.com/900888.html

АРХЕТИП "ИСКАТЕЛЬ/ЗЕМЛЕПРОХОДЕЦ"

В этом исследовании я исхожу из двух постулатов, которые наверняка уже каждый эксперт по два раза озвучил. Теперь моя очередь:
- архетипы делятся здесь на условно-социальные (Любовник, Правитель и вся эта шайка, основные смыслы которой лежат в плоскости отношений с другими членами шайки) и условно-автономные (Творец, Искатель и вся другая шайка, которые вообще-то не сбиваются в шайку);
- архетипы не противоречат и не замещают друг друга, так как описывают разные способы действия и могут подключаться ситуативно. Весь вопрос в адекватности и наполненности роли.

Достаточно очевидно, почему Исследователи причисляются здесь к условно-автономным архетипам. Социальным архетипам для реализации самого своего принципа нужен Другой. Опекуну нужен опекаемый, Правителю нужны подчиненные, Воину – враг (в расширенный комплект без регистрации и смс входит еще "подзащитное мирное население" и "боевое братство"), Любовнику – возлюбленный (а в условиях холодной зимы – другой Любовник). Искатель в абстрактной реализации себя обходится без массовки.

Железнодорожный билет возбуждает больше надежд, чем лотерейный.
Поль Моран


Землепроходцу нужна его путеводная звезда, его цель. Его награда. И поле для исследований: прекрасная суровой красотой земля. Его исследование – это условно-автономный поиск. Звучит хорошо, но абстрактно. А в конкретной вселенной очень даже существуют Другие – например:
- временные помощники (волшебные зверушки, нечисть с полезными свойствами или умными словами, парень на пикапе, подбросивший до города);
- не менее временные стражи пути (раки пучеглазые, обстоятельства непреодолимой силы, вахтеры с синдромом вахтера).

Исследователям можно и полезно изредка с визгом и хохотом сбиваться в кучу для обмена мнениями (в отличие от яблок, количество которых при многократном обмене в замкнутом обществе не изменится, идеи при многократном же обмене размножаются со страшной скоростью). Приятно собрать раз в полгода консилиум и обсудить у камина, кто что видал в пути, плюсы, минусы, подводные камни. Так у "хобо", странствующих рабочих в Америке, есть своя культура, кодекс чести и – графический код: простые обозначения из палочек и кружочков, которые, будучи начертанными на стене или заборе, указывают другим хобо, где можно найти питьевую воду и хорошую работу, а откуда может выскочить злая собака.

Однако свою работу каждый хобо выполняет сам и товарный поезд, на котором доберется до места, тоже ловит сам. Так и Искателю невозможно никого взять в пределы своей головы и разделить чувственный опыт. Любое странствие – это путешествие внутри, даже если совершается и вовне.

Поэтому Исследователя никогда не удовлетворят ответы в конце учебника, найденные кем-то Другим. Что не осмысленно самостоятельно, не прожито, не проверено на зуб, то не существует. Ему важно самому быть в процессе, наедине, в опасной и интимной близости с познаваемым. В конечном итоге, все мы – лишь способ вселенной познать саму себя, не более.

Но и не менее.

Кораблю безопаснее в порту, но он не для этого строился.

Нужно учитывать, что остаться совсем без Других Искатель не может: без помощников он не доберется до места. И без стражей пути, что характерно, тоже не доберется, потому что никуда не пойдет. Без угрозы жизни, здоровью и рассудку чудесный поиск – не чудесный поиск, а прогулка за хлебушком. Поэтому путь Искателя напоминает...
пунктир или траекторию плавания водного млекопитающего: вот он в поиске, вещь-в-себе, а вот он вынырнул за воздухом, и снова индивидуальное погружение в пучины, и снова во внешний мир.

Итак, Исследователю для реализации не нужны другие Исследователи, зато необходимы волшебные сюжетные персонажи – подход вполне утилитарный. Исследователю не должно быть просто и безопасно. Исследователю не должно быть скучно. Важно понимать, что при таких условиях рядом с Исследователем тоже не будет ни просто, ни безопасно, ни скучно.

Возникает закономерный вопрос:

Почему Искатель такой классный?

Во-первых, это красиво.

Всем нравится смотреть на огонь, воду и человека, который чем-то занят и делает свое дело с радостью и без нервов. В Бунтаре есть истероидные черты, в Шуте тоже встречаются, так как вектор их деятельности и самовыражения, способ набора и траты энергии – вовне. Исследователь в идеале заинтересован и сосредоточен на своем поиске, на своем пути. Это подкупает.

Другая грань такова – мы знаем об Исследователях потому, что они проходят мимо нас или время от времени к нам возвращаются. Логично, что при таком раскладе мы видим только везучих Исследователей: тех, кого съели тигры в джунглях и тех, кто сошел с ума на последних страницах учебника по матану, мы не наблюдаем. Эта выборка чертовых удачников создает некую не вполне объективную картину, но для наших целей она годна.

Одна из первых ассоциаций об Искателе звучит некоторыми вариациями как уважительное, иногда слегка завистливое "он многое повидал". И дело не в количестве зрительных впечатлений – за день в интернете мы видим на порядки больше смешных котиков, чем наш средневековый предок за всю жизнь, но если об этом задуматься, то – как-то без придыхания. Как-то "ну и что?"
Смысл в том, что Исследователь, этот задорный парень/девица, не просто видел чего-то "много" или что-то "другое". Он в этом еще и поучаствовал. И все еще задорный.

Ной не ныл и ты не ной.


Как было сказано ранее, Исследователь немыслим без опасностей и приключений, следовательно, обладает впечатляющим запасом везуки и свободной энергии адаптации. Он спал в снегу, ел живых червяков, плевал с Эйфелевой башни на головы беспечных парижан, привез магнитиков из самых труднодоступных мест и после этого чертов удачник не забился в угол и не пошел на психотерапию, а снова пакует рюкзак!

Исследователь – это мальчик-который-выжил-и-выживет-вновь, самый приспособляемый архетип из тех, что есть в перечне. Дарвин одобряет. Это красиво и это не подделаешь.

Во-вторых, Исследователь – не конкурент.

Очень вряд ли такой персонаж захочет ваш дом, вашу жену, вашего осла и вашу должность в офисе: его смыслы и цели лежат в какой-то другой плоскости. Поэтому поделиться с таким парнем сигаретой, налить ему молочка или пустить переночевать просто и приятно – все равно он больше, чем на пару ночей не задержится и корову со двора не сведет. Ему не надо. Он, блаженный, что-то ищет где-то не здесь.
И сразу так спокойно на душе.

В-третьих, Исследователь – чит эволюции.

Исследователи-Первопроходцы полезны, благодаря им в конечном итоге происходит научно-технический прогресс, экспансия и развитие искусства. Дарвин одобряет повторно.

Где бы мы были как вид без этой высочайшей адаптивной способности и без исследовательской жилки? Без страсти познавать новое, без впечатляющего бесстрашия, без тяги к перемене мест? Не обязательно для этого даже рвать колготки и рядиться в Бунтаря, демонстративно пересекая границы из чистого принципа. Достаточно, чтобы что-то стало интересно и пойти это искать...

...И вот уже "в-четвертых" логично проистекает из "в-третьих". Воля к поиску – это то, что делает нас людьми.

Это то, какими людьми мы согласны быть. То, что отличает нас от животных и богов.

Воплощения социальных архетипов можно отыскать и среди первых, и среди вторых. Системы и игры иерархий есть в любых звериных стаях (свои Правители, Воины, Любовницы, Детеныши, свои Шуты для канализирования напряженности и агрессии), социальные роли богов тоже очевидны и подробно расписаны в мифах.
Поиск животных подчинен инстинкту, поиск богов – сюжету. И только человек пускается в поиск потому, что ему скучно Здесь или интересно Там.

Нас определяет наша способность скучать и удивляться, наша невероятная и обыденная воля не только к поиску ответов, но даже к самому задаванию вопросов.

Между восторгом от того, что ты человек, и ужасом от того, что ты человек, Исследователь выберет вопрос "что такое человек? какие еще есть варианты? можно всех посмотреть?"

Чем мы, собственно, здесь и занимаемся.

Но всякой тезе приличествует антитеза, поэтому следующий закономерный вопрос звучит как:

Почему Искатель такой стремный?

Приключения сторонних наблюдателей приключаются в тот момент, когда Исследователь выходит из джунглей к людям за спичками, порохом и нежностью. Он начинает вступать с людьми в отношения и вот тут-то, при близких контактах третьего вида, неизбежно начинается всякое.

Во-первых, он Исследователь.

Опасность носителя заключается в его же сильной стороне. Заявленная в тактико-технических характеристиках чертова удачника высочайшая приспособляемость может быть опасной для тех, чья приспособляемость ниже.
Переболевший чужеземными болезнями Землепроходец окажется переносчиком, и вот уже наша деревня вымерла от холеры и оспы.
Нахватавшийся в чужих головах странных идей Исследователь окажется переносчиком, и вот уже наши дети ушли за дудочником и никогда не вернулись.

Во-вторых, он не Исследователь.

Сам по себе Исследователь совершенно безобидный тип. Ну вот разве что религию изобретет или вирус, который приведет к зомби-апокалипсису, и тогда Исследователь в целом все еще безобиден, а вот его дело – опасно.

Но самих-по-себе чистых архетипов не существует нигде, кроме как на бумаге. Исследователь в быту всегда помесок с кем-то. Например, с Бунтарем. Или с Воином. Или с обоими. И тогда задорный парень/девица оказывается, например, Разбойником, а еще круче Чужим Шпионом (наш, понятно, был бы Разведчиком), который пришел издалека и теперь вынюхивает здесь. Это тоже не столько опасность носителя, сколько опасность дела. Опасность цели.

А еще он сам может оказаться мешанкой с Ребенком, и тогда его корми, пои и одевай, а это накладно, потому что...

...В-третьих и в-четвертых, он нам не конкурент, но конкурент.

В юных своих ипостасях или темных своих слоях Исследователь – это бродяга без кола, двора и ресурса. Мы всяко получше устроились, так что он нам, конечно, не конкурент.
Но бросать сирых и убогих на произвол судьбы осуждается обществом в память и честь родоплеменных отношений: хоть хлеба краюшку, а вынь и положь (и верь, что по закону кармы она к тебе не раз еще вернется). Если он Ребенок, то теперь за ним придется присматривать, а в условиях дефицита ресурса чистые глазенки и общая незамутненность очень скоро перестают умилять, потому что на самом деле он не твой ребенок, а транзитный кукушонок, и на еду, тепло и внимание претендует в ущерб настоящим детям. Так что он, конечно, конкурент.

Но при этом он весь преисполнен спокойной силы и так увлечен своей целью, что по головам пройдет ради нее. Мы ему, конечно, не конкуренты, куда уж нам. И жена может свестись за этим впечатляюще бесстрашным и таким одиноким бродягой самостоятельно, очарованная странником. Он ведь так много повидал, как удержаться. А корову-то он украсть все-таки сможет, но не чтобы ее исправно кормить и доить, а чтобы сразу съесть. Целиком. Или продать. И коня выкрадет вместе с забором обязательно, наверняка же цыган, вон какая рожа хитрая. Мало ли в каких плоскостях лежат его волшебные абстрактные интересы и смыслы, если ему на билет до этих плоскостей нужны вполне реальные деньги?..

Вот теперь, когда стало достаточно странно, время синтеза. Но делать его буду не я.

Каковы полярные точки архетипа – кто такой "Искатель высшей октавы", вызывающий уважение, и кто такой "Искатель мрачных глубин"? Какой Искатель вызывает агрессию, какой неприязнь, какой – жалость? Что такой Искатель ищет и где?

Каков Исследователь в других архетипах: что может исследовать, например, Любовник, и что – Герой? Какой архетип ничего не исследует и не ищет?

Кто еще есть у Искателя, кроме волшебных помощников (подносящих Дары) и стражей пути (наносящих Раны)? Кем для всех этих существ является сам Искатель?

В конечном итоге, архетип – это способ реагировать и действовать в описанных удобным образом рамках. Если вы в ресторане держите вилку, как Любовник, кричите на зажевавший бумагу принтер, как Правитель в ипостаси Тирана, а когда видите свободное место в метро, подключаете Воина, то что заставляет вас действовать как Искателя? За какой звездой вы готовы отправиться в путь с палочкой и узелком?
если я - часть твоей судьбы, когда-нибудь мы встретимся снова. (С)

Оффлайн Naja

  • Тут всегда
  • *****
  • Сообщений: 972
  • Карма: +120/-0
Re: Искатель.
« Ответ #34 : 08 Июнь 2017, 13:18:32 »
Хочу сюда выложить свой перевод про Искателя из книги Пирсон "Пробуждение внутреннего героя"

***
Искатель – первый архетип, в котором герой отправляется в путешествие (Невинный, Сирота, Воин и Опекун только готовили его к пути). Познав свой привычный мир, он все больше осознает его чуждость, и это осознание служит толчком – а иногда и пинком - из дома в мир странствий и дорог.

Примечательно, что в английском первоисточнике, книге Кэрол Пирсон «Пробуждение внутреннего героя», где впервые раскрывается система из двенадцати архетипов, для этого архетипа используется слово ‘Seeker’: это действительно Искатель, который будет искать, но не факт, что найдет. В следующей книге, которую Пирсон написала совместно с Марк («Герой и бунтарь. Создание бренда с помощью архетипов»), Искатель уже становится ‘Explorer', Исследователем, а это уже другая, новая глубина.

Ниже – авторский перевод книги Кэрол Пирсон «Пробуждение внутреннего героя», а именно главы про Искателя.

Искатель

Путешествие всегда начинается с острой тоски, чувства пустоты и отчужденности. Зачастую человек даже не может понять, чего ему не хватает, но страстно жаждет, чтобы это таинственное нечто вошло в его жизнь. Золушка желает, чтобы пришел принц, папа Карло желает сына. Телемах ищет Одиссея, принц отправляется на поиски величайшего сокровища.
Острое стремление в поисках Грааля, походов в горы, поисках мудрости, освоении новых границ, достижении ранее недосягаемого – все это кажется свойством человеческой натуры. Искатель отвечает на зов Духа, чтобы самому вознестись к Духу.

Жизнь, свобода и поиски счастья
Искатель ищет, чтобы найти лучшее будущее или самому создать более совершенный мир.
Утопическая мечта о совершенном мире стоит за всеми мечтами о человеческом стремлении к совершенству и социальной справедливости. Мартин Лютер Кинг в своей знаменитой речи «У меня есть мечта» вселял дух Искателя через мечту о равенстве. Женское движение, движение за развитие человеческого потенциала, Нью Эйдж – все они основаны на желании освобождения, расширению возможностей и сознания.

Ни у кого нет иммунитета перед зовом неизвестного – рисуется ли оно как вершина горы, рубеж, граница космоса или новое общество, основано ли оно на поисках изобилия, свободы, возможностей, расширении сознания, достижении просветления или на простом, но неопределенном стремлении к большему.

Жажда неизвестного перерастает в желание внешнего рая. Но так устроено, что утолить жажду можно, лишь обратившись внутрь себя. И чтобы это сделать, герою нужно ответить на зов и отправиться в путь.

Зов: пересекая порог
Зов приходит в любом возрасте, но яснее всего он проявляется в юности. Это время исследований – новых земель, новых идей, нового опыта, время изучения мира, путешествий, познания и экспериментов.

Молодое существо, у которого развито здоровое Эго, может ответить на зов воодушевлением, радостью, энергией. Радость может быть настолько велика, что затмевает страх будущего и сожаление о прощании с утробой: родителями и школой. Есть воодушевление от зова нового приключения: института, работы, брака, военной службы, путешествия – всего, что дает возможность делать что-то совершенно новое, причем выбранное самостоятельно.

Позже в жизни человек может оглянуться назад на эти времена и сказать: «Я женился (поступил в институт, пошел в армию), чтобы уйти из дома». Какой бы ни была причина, она служит началом величайшего приключения под названием своя жизнь. По иронии судьбы выбор этот может быть неидеален с точки зрения Эго, но он и есть та самая дорога, благоприятствующая Душе.
Молодому Искателю, чье развитие Эго не завершено, может не хватить храбрости или уверенности в своих силах, чтобы охотно и с удовольствием отправиться в это величайшее приключение. Этот опыт может быть полон страха, и тогда первым шагом станет прогулка вокруг дома, а не поездка вокруг света. Элли в «Волшебнике изумрудного города» отправляется в путь, чтобы найти великого волшебника и вернуться домой.

Жажда исканий поражает в середине жизни так же мощно, как и юном возрасте. Зеленый искатель ищет истинного призвания, истинной любви, места, которое понравится достаточно, чтобы обосноваться в нем, поддерживающей жизненной философии. В зрелом возрасте все это снова выплывает на поверхность. Если человек в браке, то задает себе вопрос: «Это ли тот человек, с которым я хочу провести остаток жизни?». Ранее удовлетворяющая работа может вдруг оказаться совершенно неудовлетворяющий, и человек задумывается о переменах.

Отправиться в путь значит найти третью точку с конфликтующими зонами ответственности: дети, работа, выплаты по ипотеке, забота о родителях. Путешествие кажется почти невозможным. Человек хочет пойти учиться, но нужно работать, чтобы учиться отправить детей. Он хочет отправиться в кругосветку, но, увы, скоро очередной платеж по ипотеке.

Зов принимает различные формы. Функция зова - всегда в том, чтобы найти способы более осмысленной и глубокой жизни, найти себя за пределами социальной персоны, которая была создана общими усилиями человека и его среды.

Часто поиски начинаются с внутренней необходимости сделать выбор, ибо жизнь кажется пустой. Зов ощущается как все большая отдаленность от существующего окружения. Для Искателя становится очевидным противоречие между конформизмом и индивидуальностью, привычное окружение мало и жмет. И все же желание ублажать, вписываться в рамки, удовлетворять потребности семьи, друзей, коллег сильно.

Каждый начинает с того, что угождает своему окружению, после продолжает соответствовать ожиданиям семьи и друзей, поддерживает уровень финансового дохода. В конечном счете, этот конформизм создает напряжение между сутью человека и ожиданиями окружения. И это напряжение абсолютно необходимо для развития.

Скитания начинаются с достаточно бесцельных экспериментов. Человек может проявляться как конформист, лишь на задворках
собственного сознания незаметно для других понемногу узнавать свою индивидуальность. Или же стать Мятежником, почти всегда находящимся в оппозиции к чему бы то ни было. Для Мятежника делать видимой свою Самость так ярко – это единственный рабочий способ удержать ощущение индивидуальности в своей жизни.

Человек контролируется своей средой. Многие хотя бы раз думали: «Если бы я сказал то, что я действительно считаю правильным, или поступил так, как действительно хотел, я бы потерял мою работу, семью, друзей». Потенциальный Искатель страстно жаждет чего-то за пределами своей работы, семьи и друзей, но убежден, что движение к неизвестному отстранит от привычного окружения, что иногда и случается. И все же, чтобы вырасти, жизненно необходимо покинуть известный мир. Это не означает, что Искатель не сможет снова стать частью этого мира или даже обязан физически оставить мир позади. Реальная необходимость – создание эмоциональной дистанции с окружением, чтобы пойти своим путем.

Иногда случается так, что Искатель движим острым чувством отчужденности. Возможно, он только что расстался с партнером, был уволен с работы. Или же сомневался в общепринятых принципах, а ему предоставили выбор или подчиниться, или уйти. Или он состоит в отношениях, настолько насильственных или зависимых, что чтобы спастись, нужно уходить, и быстро. При таком раскладе, Искатель может чувствовать себя особенно потерянным и неподготовленным для путешествия.

Часто путь Искателя начинается с осознания того, что он не хочет (а не того, что хочет). Это особое время для того, чтобы взять обязательство перед своей душой, своей сутью. И тогда основным лейтмотивом жизни может стать расставание. Все происходящее отслеживается, чтобы прояснить, будет это событие, человек или работа радовать. Все, что не способно приносить удовлетворение и радость, покинуто, и Искатель (по меньшей мере, психологически) снова в пути.

Миф об Исходе
Юнгианский психоаналитик Пьер Минделл интерпретирует историю об Исходе как миф о принятии зова. Психологически территория Египта – это рабство жизни, которую знает человек. Фараон – это та часть, которая привязана и хочет остаться. Моисей же – это новая зарождающаяся Самость. Когда, невзирая на все усилия и мольбы Моисея, фараон не отпускает его людей, вступается Бог и насылает чуму. И здесь нужно как-то сдвинуться из оцепенения, осознать всю серьезность ситуации и уже пойти дальше. И это с учетом того, что рай и святая земля не сразу на выходе из дома-Египта. Искателю предстоит скитаться по пустыне долгие годы, не раз желая вернуться в Египет.

Искатель может не иметь никаких догадок о том, что же ему хочется делать. Иногда чувство потерянности настолько велико, что возникают трудности в принятии простейших решений, например, что поесть, поскольку человек внезапно осознает, что все его решения уже запрограммированы другими. И единственный способ выйти из этой ловушки пустоты – это делать то одно, то другое до тех пор, пока действие не затронет струну интереса.

И для скитающегося по пустыне Искателя самое важное – это сохранять веру в высшие цели и в свой путь и верить, что манна будет послана с небес.

Страстное желание человеческого сердца, внутренний голод познания своей сути, бытия частью великолепия вселенной посредством великой любви, любимой работы, личной трансформации – все это в Искателе.

Никогда не поздно ответить на зов Души к приключениям. Зачастую прежде, чем будет найдена своя дорога, многие другие тропы будут исхожены.

Случается, что человек останавливается незадолго до того, чтобы со всей решимостью ступить на свою дорогу, а при этом вернуться к старому он уже не может. И тогда Искатель становится Скитальцем: закрытый от других и страшащийся близости. Ему нужно быть независимым, отличным от других и все время двигаться дальше. Он не может взять на себя ответственность или быть в отношениях. Даже если Скиталец вступает в отношения, глубоко внутри он ожидает идеального партнера. Он может держаться за работу и при этом знать, что это не «настоящая» работа.

Перестать быть Скитальцем и стать подлинным Искателем – значит взять ответственность за свое путешествие. Это поиск жизни другого, более глубокого качества. Это не просто смена обстановки – друзей, работы, места – это поиск нового, все более настоящего себя.
- И что теперь?
- Всё что угодно.
(С)

Оффлайн Naja

  • Тут всегда
  • *****
  • Сообщений: 972
  • Карма: +120/-0
Re: Искатель.
« Ответ #35 : 08 Июнь 2017, 13:18:51 »
Дорога испытаний

Как только Искатель принимает решение переступить порог и отправиться в путешествие героя, начинается его личная сессия. Он сдает множество экзаменов – так проверяется, выучены ли уроки Невинного, Сироты, Воина и Опекуна. Если Искатель научился находить баланс между наивным оптимизмом Невинного и неизменным пессимизмом Сироты, он будет знать законы улицы, чтобы понимать, кому доверять, а кому нет. Он сможет различить проводников от искусителей. Кто-то будет поддерживать путника и указывать направление, кто-то будет пытаться остановить движение. Если Искатель неверно оценит, кто есть кто, то его может отбросить в Сироту, пока он не научится большей проницательности.

Искатель также часто сталкиваемся с большим вызовом или драконом, и это его экзамен на храбрость. Сражения с драконами будут продолжаться, пока навыки Воина не будут отточены. И Искатель будет находить возможность служить и помогать другим – и это экзамен для внутреннего Опекуна. В сказках и мифах победа над драконом приносит герою сокровище. Помощь тому, кто нуждается, дарует герою магическую защиту. Попрошайка, которому помогает герой волшебных сказок часто делится волшебным артефактом, который спасает положение в критический момент путешествия. Знать, когда помочь, а когда держаться подальше – ключевой навык, ибо внешность бывает обманчива. Если Искатель помогает другим из собственных побуждений Эго – для поддержания самооценки, чтобы «пройти» тест, это всегда аукнется. Помощью становится то, что приходит спонтанно из сердца и без мысли о возврате.

Духовные искания
В какой-то степени все путешествия сходятся в базовом желании встретиться с сутью– в себе, во внешнем мире и в целом космосе. Для многих это желание принимает форму поиска Бога.

Во все времена люди давали имена божественному. Индейцы находили божественное в тотемных животных, в Земле-матери и Небе-отце и у предков. Многие культуры были политеистическими, восхваляющими множество богов и богинь. Человеческая история знает поклонение мужским божествам, и иногда – особенно на ранних этапах человеческой истории – сакральное имело женскую форму. Большинство духовных традиций находили способ чествовать божественное.

Ужасающее одиночество знакомо всем нам. День за днем отчаянный вопрос стучится в наши умы: «Одиноки ли мы в диких дебрях себя, одиноки ли мы в этой молчаливой вселенной, частью которой мы являемся и в которой в то же время чувствуем себя чужестранцами?». Это и готовит нас к поиску Гласа божьего.
Абрахам Джошуа Хешель

Возможно, впервые в человеческой истории многие люди сегодня не почитают ни одного бога, хотя для большинства есть то, что свято. Некоторые чувствуют соединенность с божественным, когда работают во имя мира и справедливости. Другие ощущают ее, когда творят. Кому-то нравится гулять на природе, кто-то наслаждается семейными традициями. Для третьих священны занятия любовью, когда они наполнены глубоким уважением и подлинной близостью, для четвертых божественное - в наблюдении за процессами рождения и смерти. В каждом случае, божественное связывается с каким-то глубинным моментом, когда человек чувствует себя настоящим.

Людям доступно столько способов прикосновения к божественному, что вопрос состоит не в доступности божественного, а в способности человека открыться ему. Духовный аспект пути Искателя состоит в том, чтобы найти то, что ценно и свято, что одухотворяет именно его жизнь.

Теневой Искатель, саморазрушение и трансформация
Если зов внутреннего Искателя подавляется, то можно ощутить его тень. Теневой Искатель проявляет себя в навязчивой потребности быть независимым, и это держит его в изоляции и одиночестве. Если зов отрицается полностью, то это может проявиться в физических или душевных недугах. Как ярко высказался Джеймс Хиллман, болезнь – это зов богов.

Стремление к духовному росту может проявляться в теневой форме как стремление к тому чтобы «улететь» на наркотиках, адреналиновая лихорадка кризисов и воодушевления или навязчивые и жестокие амбиции. Возможно, наиболее пугающая история духовных амбиций в их теневой форме – это история Люцифера, который был сослан в ад за дерзкое желание захватить небесную власть. Люцифер означает «свет приносящий», его поиски все большего света привели к тому, он был брошен в крайнюю темноту, поскольку он не просто хотел расти, но стремился быть лучше остальных. Теневая форма Искателя часто проявлена в гордыне.

Многие мифы дают предупреждение об опасности духовных амбиций. Искатель – архетип выхода из Тени к Душе, и зачастую лишь устремления Эго являются стимулом отправиться в путешествие. Прометей, укравший огонь у богов и в наказании прикованный к скале, где птицы выклевывают его печень. Икар, из гордыни и неистовства устремленного Искателя, воспаривший слишком близко к Солнцу и рухнувший в море.

По сути, истории о Люцифере и Икаре не отговаривают от путешествия. Они лишь предупреждают о высокомерии и гордыне – полете выше, чем есть навык или право летать. И наказывается не попытка взлететь, но высокомерие и забывчивость о допустимых пределах.

Архетип Искателя – время ключевого прорыва в жизни. Как прорастающее семя готово пробиться сквозь почву и прорасти новой жизнью. Так и Искателю нужно взломать старый контейнер, чтобы открыть его. Искатель может забывать о потребностях тела, жертвовать отношениями, забывать о всякой осторожности в стремлении стать больше, чем он есть.
Трансформация гусеницы в бабочку традиционно была символом духовной трансформации настолько глубокой, что казалось, что одна особь становится другой. Она символизирует смерть жизни только на уровне физики и Эго, и перерождение в жизнь, пропитанную духом.

Многие люди сегодня аккумулируют свою жажду божественного в различные достижения – академические, спортивные, профессиональные. Достигать, путешествовать и исследовать мир – вот требования юности. По мере взросления архетип проявляется снова на более глубоком, выраженно духовном уровне. И в этот момент зов Духа требует выйти за пределы себя.
Такая трансформация требует большего, чем просто активные поиски. Для подлинной трансформации необходимо умереть для старого себя. И именно поэтому следом за Искателем на тропу роста Души выходит Разрушитель, он же Бунтарь.


***
Переходы
В Искатели (из Опекуна) - зов Искателя – отчужденность, неудовлетворенность, пустота; появление благоприятной возможности.
Из Искателя (в Бунтаря) - зов Бунтаря – опыт боли, страдания, потери.
- И что теперь?
- Всё что угодно.
(С)