Апокалиптические мотивы в культурных проявлениях современности

Автор: Некеле 24 Октябрь 2014

Скоро всему придет конец. С этой мыслью человечество живет, сколько себя помнит. Апокалипсис описывал Иоанн Богослов, но и в более древних сообществах можно найти мифы не только о сотворении, но и – закономерно – о разрушении мира. В предположениях пророков, мир наш затапливался бурными водами, поглощался хтоническими чудовищами, уничтожался разгневанными богами, и разваливался на куски от соударения с небесными телами.

Что интересно: раньше, в древности, люди относились к Большому концу довольно нейтрально, как к естественному продолжению хода вещей. В каждой культуре имелся про запас персонаж, который потом слепит из чего-нибудь дивный новый мир. Койот у североамериканских индейцев для этого берет кусочки навоза и грязи, а индийский Вишну выращивает из собственного пупка изысканный лотос, из которого рождается Брама, который как раз уполномочен сотворить очередной мир.

Современность реагирует на вековечный миф о Большом конце всего иначе. Конечно, мы тоже в плену этой истории, как всякий, живущий на этом полигоне. Но мы наполняем идею апокалипсиса и новым содержанием, отличным от старых мифов. Например, эмоциональным.

ПУСТЬ СИЛЬНЕЕ ГРЯНЕТ!

Раз в несколько лет весь мир ожидает апокалипсиса. Последняя большая подготовка была, как вы помните, в декабре 2012 года. В прессе описывались варианты начала. Магазины сбывали тонны еды. Охотничьи лавки распродали все патроны. Обыватели сокращались от ужаса и договаривались с деревенской родней, что перекантуются у них в эти дни. Первичная реакция накануне Большого конца – страх, переживание своей смертности, тщетности, бесследности в этой вселенной. Но майянский календарь доверия не оправдал, и время покатилось дальше, а запасенную крупу и соль жители этого мира постепенно подъели и снова зажили беспечно и сытно.

И тут страх сменился новыми состояниями. Новый, 2013 год у большинства людей начался в растерянности. С одной стороны, придется жить дальше, решать свои привычные вопросы,  кредиты, наконец, отдавать. С другой стороны, напряжение копилось весь прошлый год, сладкий ужас перед Большим концом нарастал – и это напряжение никак не было разряжено. Начало всплывать раздражение.

Время следующего Апокалипсиса пока не назначено. Но его ждут, жадно ждут все. О нем говорят. Чутко ловят любые намеки на возможность. И стало все явственнее заметно, что страх перед концом света сменился жаждой конца света. Все хотят апокалипсиса. Предчувствия висят в воздухе, а – как мы знаем, – накопленная энергия всегда реализуется в действии.

Так от страха мы приходим к жажде, которая изменит все.